Информационный портал полуострова Крым

Сегодня: 29.11.2020 г.
Доллар США 75,8599
Евро 90,4629

Личный кабинет

Россия назло Google отморозит себе интернет

CuW7VSkWgAILodfТорможение иностранных сайтов из «черного списка» нанесет вред прежде всего российской экономике
В Госдуму внесен законопроект, который позволит властям ради защиты святого права россиян «на свободный доступ к информации» перекрывать им доступ к популярным YouTube, Google или Instаgram. Это может стать ответной мерой на ограничение этими ресурсами доступа к материалам российских СМИ - или на санкции против России.
Авторами инициативы значатся сенатор Алексей Пушков и шестеро депутатов Госдумы (пять единороссов и один коммунист). В пояснительной записке к законопроекту говорится, что в последнее время наблюдаются «многочисленные факты необоснованного ограничения доступа граждан РФ к информации российских СМИ со стороны отдельных интернет-ресурсов».
Фактов таких больше 20. С апреля 2020 года властям жаловались на дискриминацию и цензуру со стороны Twitter, Facebook и Youtube такие СМИ, как Russia Today, РИА Новости и Крым 24. Все призывы Роскомнадзора к владельцам интернет-ресурсов эффекта не возымели. Теперь, значит, в ход пущено законодательное оружие…
Предложенный механизм воздействия на врага выглядит так. Генпрокурор или его заместители по согласованию с МИД могут принять решение о том, что владельцы того или иного информационного ресурса «причастны к нарушениям» прав и свобод россиян, в том числе права на свободу массовой информации, и потребовать от Роскомнадзора включить владельцев таких ресурсов в особый перечень.
В тексте законопроекта не говорится, на каком основании подобное решение может быть принято. Один из авторов, глава думского Комитета по информационной политике Александр Хинштейн («ЕР») напомнил «МК», что Генпрокуратура «проводит проверки по обращениям граждан, в связи с сообщениями СМИ или по обращениям органов власти».
Но, хотя в пояснительной записке говорится лишь про защиту российских СМИ, основанием для включения в перечень Роскомнадзора может стать не только ограничение каким-то интернет-ресурсом доступа к их материалам, но и широко понимаемая дискриминация кого угодно «по признакам национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, профессии, места жительства и работы, отношения к религии». Включить в «черный список» можно будет и без всякой дискриминации - в ответ на введенные иностранными государствами политические и экономические санкции в отношении России…
Роскомнадзор, получив бумагу из Генпрокуратуры, направит владельцу интернет-ресурса предупреждение и потребует дискриминационные действия на территории РФ прекратить. Если требование будет выполнено, ведомство предложит Генпрокурору из «черного списка» владельца ресурса исключить. Но даже исполнение всех пожеланий Роскомнадзора не означает автоматического исключения интернет-площадки из перечня: Генпрокурор может согласиться с Роскомнадзором, а может и принять «иное решение».
Если же владелец ресурса проигнорирует требования властей, Роскомнадзор «полностью или частично» ограничит доступ к нему. Замедлит трафик, например.
В законопроекте предписано делать это в соответствии с принятым больше года назад законом о «суверенном интернете»: он предполагает установку всеми российскими операторами связи специальных приспособлений, при помощи которых Роскомнадзор сможет сам централизованно блокировать любую запрещенную в России информацию и любой интернет-ресурс (альтернатива - замедление трафика).
Действует ли это всё уже сейчас - сказать наверняка невозможно: и сама система, и информация о ней закрытая. Г-н Хинштейн на вопрос «есть ли у Роскомнадзора механизм реализации прописанного в законопроекте», ответил кратко: «Да, такой механизм есть».
Главный аналитик Ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян в разговоре с «МК» напомнил, что в России YouTube - самый популярный видеосервис, WhatsApp - самый популярный мессенджер, а Instagram наравне с ВКонтакте - самая популярная соцсеть. Значительное количество российских рекламодателей используют эти площадки для продвижения собственной продукции, причем большую часть рекламной аудитории восполнить за счет российских ресурсов не получится, потому что «у нас и близко нет схожих по качеству и популярности с YouTube платформ, которые бы показывали видеорекламу». И живущим на выручку с этой рекламы блогерам существенное падение доходов будет трудно, считает эксперт.
Про Google в целом, с которого идет огромный трафик на российские СМИ, в том числе государственные, и на котором "замешана" очень большая часть российской электронной коммерции, с которым связана масса используемых в России облачных сервисов, и говорить не приходится.
Конечно, в случае блокировки можно воспользоваться инструментами обхода, «но трафик в этом случае становится для оператора связи зарубежным, что дорого, к тому же есть ограничения по каналам связи за рубеж, и всем их не хватит», говорит г-н Казарян. В итоге «мы увидим определенное замедление Интернета, причем при использовании как запрещенных ресурсов, так и всех остальных». Кроме того, пострадают и те, кто использует иностранные ресурсы как площадку для продвижения своей продукции - российские СМИ и телеканалы в том числе.
Власти предлагают пользоваться российскими платформами, но сопоставимых по качеству и мощности с популярными иностранными просто нет.
На вопрос о том, насколько правильно для защиты прав на свободу информации части граждан перекрывать свободный доступ к информации всем остальным, г-н Хинштейн ответил так: «Это философский вопрос о том, может ли государство применять силу в ответ на силу. Я считаю, что может». Он напомнил, что юридических лиц, представляющих иностранные ресурсы, в России зачастую нет, и особенностей их контрактов с рекламодателями никто не знает, потому что они заключаются не здесь…
Г-н Мариничев в связи с этим напоминает многочисленные конфликты президента Трампа с соцсетями, СМИ и мессенджерами, которые вызывали ответную реакцию в виде законодательного регулирования, и констатирует: «В подобную ловушку попадают многие государства мира, не только наше, которые пытаются противостоять переходу общества в постиндустриальную информационную стадию развития, где прежние способы контроля не работают». «Мы видим желание властей зачистить информационную повестку и контролировать целиком и полностью смыслы, которые вертятся в сети, попытку раздробить глобальный интернет на удельные княжества», считает эксперт. Другого смысла во внесенном в Госдуму законопроекте он не видит.
Директор по стратегическим проектам Института исследования Интернета Ирина Левова вообще предлагает относиться к этой инициативе «философски»: «У нас часто законы используются как инструмент для торга, а их строгость часто компенсируется необязательностью исполнения». Может, власти хотят просто, чтобы пришли к ним представители Google и Фейсбука, поговорили, пошли на уступки… «Можно подумать, у нас других проблем сейчас нет: коронавирус, экономика в тяжелом положении, а мы с Google и YouTube воюем»,- замечает г-жа Левова.
«Да, это похоже на какое-то политическое заявление»,- согласен г-н Казарян: он напоминает о множестве принятых уже законов, призванных регулировать Интернет, которые и сейчас позволяют при желании заблокировать что угодно.
Когда состоится первое чтение законопроекта - неизвестно. Г-н Хинштейн сообщил, что решение примет ближайший Совет Думы.
     Источник: mk.ru