Информационный портал полуострова Крым

Сегодня: 24.10.2020 г.
Доллар США 76,4667
Евро 90,4142

Личный кабинет

«Любые слова могут стать преступлением»

znakcom 877655 666x375В Пскове 6 июля огласили приговор журналистке Светлане Прокопьевой. Ее признали виновной по статье об оправдании терроризма и назначили штраф в 500 тысяч рублей. Корреспондент Znak.com рассказывает, как это было.
На заседание в Псковский областной суд Светлана пришла с вещами, но абсолютно спокойной. «Конечно, я подготовилась к худшему варианту, но все-таки хотелось бы увидеть всех в свободной обстановке», — сказала она журналистам за полчаса до оглашения приговора.
До этого прокуратура потребовала приговорить Прокопьеву к шести годам лишения свободы и запретить ей заниматься журналистикой на четыре года.
«Победой будет оправдательный приговор, — говорит псковская журналистка. — Потому что как можно признать преступлением слова, сказанные в критику власти? Давайте тогда запретим критиковать власть и силовиков. Но нам этого не сказали. Почему тогда эту критику начинают квалифицировать по уголовной статье об оправдании терроризма? С фига ли? Я похожа на человека, который оправдывает массовые убийства? Какой вообще человек будет всерьез оправдывать терроризм? Если суд не включит здравый смысл, не вернется к базовым представлениям, что такое преступление, преступность, вред для общества, общественная опасность, за которую судят людей, то мы можем ставить крест на правовой системе России. Потому что тогда любые слова могут стать преступлением».
Псковские журналисты говорят, что областной суд никогда не видел такого скопления репортеров. Особенно последние несколько месяцев, когда в регионе действовали ограничения из-за коронавируса. Особый режим сохранился до сих пор: в суд пустили лишь 20 человек, обязательное условие — маска. Около 100 человек остались ждать на улице, в том числе муниципальные депутаты Илья Азар и Юлия Галямина. Когда суд огласил приговор — 500 тысяч рублей штрафа и конфискация ноутбука, они принялись собирать деньги в коробку.
«10% уже собрали, если апелляция отменит приговор, их можно отправить на благотворительность», — протянула Галямина коробку с деньгами Прокопьевой, когда та вышла из здания суда.
«Я буду подавать на апелляцию. Я настаиваю, что в тексте не было оправдания терроризма, мне странно, что меня в этом заподозрили», — заявила Прокопьева коллегам. Затем добавила, что все еще находится в списке террористов и экстремистов Росфинмониторинга, у нее заблокированы все счета, и так будет до момента, пока она не выплатит штраф. «Сейчас я живу в серой зоне, пользуюсь чужими картами. Этот список — совершенно дурацкая и идиотская мера».
В первые минуты после оглашения приговора в зале суда прозвучало «Ура!». Как говорит приехавшая на заседание экс-глава партии «Яблоко» Эмилия Слабунова, в «путинской России» приходится радоваться таким приговорам: «Хорошо, что Светлана на свободе и ей не ограничен доступ к профессии, но в целом это, конечно, судилище».
Главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов добавляет: суд этим решением открыл дорогу для возбуждения подобных дел. С другой стороны, те, кто возбуждал дело, явно рассчитывали на другой исход и своего не добились.
Уголовное дело в отношении Светланы Прокопьевой возбудили после того, как в ноябре 2018 года она выступила с авторской колонкой на радио «Эхо Москвы в Пскове». Журналистка анализировала теракт в приемной УФСБ по Архангельской области, который устроил анархист. Прокопьева тогда отметила, что государство несет долю ответственности за поступок юноши.
По версии следствия, она должна была понести суровое наказание, поскольку «заведомо зная, что взрыв в Архангельске был терактом, формировала у массовой аудитории мнения о признании идеологии и практики терроризма правильной». Сама Прокопьева вины не признает. Она заявляет, что смысл ее колонки был в критике государства, а взрыв стал только информационным поводом.
Радиостанции «Эхо Москвы» и изданию «Псковская лента новостей», которое перепечатало колонку Прокопьевой, пришлось выплатить штрафы.
В прокуратуре Псковской области сообщили, что пока не комментируют ситуацию, отвечая на вопрос, будут ли обжаловать приговор. «Приговор к нам ещё не поступил, после этого сможем дать свою оценку».
   Источникя:  Znak.com